Post Type

Оценить статью

58 300x225 Средневековые замкиСредневековый замок это уже не римский небольшой замок (castellum), а скорее античная вилла (villa) с внешними укреплениями. Территория Галлии после захвата варварами была поделена между ними.

Новые хозяева принесли с собой германские обычаи и нравы и вскоре изменили внешний облик завоеванной страны.

Римский собственник не думал об укреплении своего жилища, которое было лишь загородным домом, окруженным всевозможными пристройками, необходимыми для возделывания земель, пропитания, содержания скота и размещения рабов.

Однако, как бы ни менялись обычаи и нравы народа, он всегда сохраняет свои истоки: даже если бы римляне перестали заниматься сельским хозяйством с тех давних пор, когда они поселились на территории Галлии, они бы сохранили нравы и обычаи землевладельцев даже во времена упадка.

Деревенские поселения располагались среди плодородных долин, по берегам рек и были окружены всем необходимым для процветания сельской жизни и земледелия.

Полноправным хозяевам самой обширной части галльских земель в течение трех веков не нужно было бороться ни с порабощенным и уже ставшим римским населением, ни с набегами варваров, следовательно, им не было необходимости оснащать свои виллы оборонительными сооружениями для противостояния вооруженным нападениям.

С появлением варваров из Германии последние владельцы галло-римских земель наспех покинули свои виллы, чтобы укрыться в укрепленных городах; когда приток варваров схлынул, они восстанавливали свои разоренные деревенские жилища.

Но в силу то ли безразличия, то ли привычки они редко задумывались о защите своих строений, предназначенных для ведения сельского хозяйства.

Совсем другим был германский дух. «Это честь для племен, — говорит Цезарь, — окружить себя обширными незаселенными территориями с опустошенными границами.

Германцы считают высшим проявлением доблести изгнать соседей далеко за пределы своей территории и не позволять никому селиться рядом с ними.

Впрочем, для них это был надежный способ обезопасить себя от внезапных вторжений…

» «Германцы, — говорит Тацит, — совсем не живут в городах; они совершенно не выносят, когда кто-либо посягает на их жилище; они живут на удалении друг от друга, причем к определенному месту проживания их притягивает источник воды, равнина или лес. Деревни они образуют не так, как мы, из прилегающих и связанных в одно целое строений; каждый поселенец окружает свой дом пустым пространством…

» Из трех германских народов, завоевывавших галлов: бургундов, вестготов и франков — последние в середине VI века были единственными обладателями всей Галлии, кроме части Лангедока и Бретани.

Причем лучше всех сохранили нравы германцев именно франки.

Но мало-помалу они отказались от привычки странствовать и осели на земле.

Оседлая жизнь заменила кочевую, но все-таки народ сохранил свой первоначальный характер — любовь к уединению и неприязнь к цивилизованной жизни городов.

Не следует превратно понимать то, что мы подразумеваем здесь под уединением; это была не отчужденность, а, скорее, изолированность каждого военного отряда вместе со своим предводителем.

Судя по источникам, цитаты из которых приведены выше, такая изолированность была присуща германским народам, устремившимся на Запад.

«Когда племя переселялось на галльскую землю, — говорит Гизо, — поселения еще более разобщались, так как главы семейств располагались еще дальше друг от друга и занимали обширные территории.

Позднее их дома стали замками, а деревни, которые образовывались вокруг них, населялись не свободными и равными им людьми, а колонами, закрепленными за их землями.

Фактически племя разъединялось просто за счет своего нового расположения…

Созывать народное собрание, где обсуждались различные вопросы, было все сложнее…

» Равенство, которое царило в лагерях между вождем и дружинниками, должно было вскоре исчезнуть, что и произошло с началом оседлой жизни племени германцев.

«Предводитель, ставший крупным собственником, располагал большими полномочиями.

Остальные были простыми воинами, и чем больше овладевали умами мысли о собственности, тем больше стало проявляться неравенство со всеми его последствиями…

Король или влиятельные предводители, которые занимали большие территории, раздавали бенефиции своим людям, чтобы привязать их к службе или отплатить за оказанные услуги…

Воин, который получал землю, селился на ней — еще одна причина разобщенности…

У этого воина обычно в подчинении были несколько человек, и он приводил их жить в свои владения — новый источник неравенства».

Новые поселенцы, изолированно расселявшиеся по завоеванной территории, разрушая старое римское общество, могли создать свое новое только при феодальном режиме, зачатки которого они принесли с собой.

Но чтобы создать это новое организованное общество, им понадобилось четыре века войн, анархии и попыток вернуться к императорскому правлению.