Post Type

Оценить статью

Cannons abandonded by Thomas Scalles at Mont Saint Michel 300x199 Оборонительные сооружения города ЛангрЧтобы провести осаду города, англичане еще придерживаются старинной системы деревянных укреплений и бульваров. Все заканчивается тем, что на них самих нападают защитники Орлеана. Англичане одно за другим сдают свои укрепления, которые разрушаются огнем французской артиллерии. Переживая мощные нападения, они вынуждены снять осаду, бросая часть своих механизмов, поскольку осадная огнестрельная артиллерия, как все механизмы, используемые до этого времени, имела одно неудобство, ее трудно было переносить.

Лишь во времена правления Карла VII и Людовика XI осадные орудия, так же, как и боевые, были поставлены на колеса; однако бомбарды (тяжелые орудия, наподобие мортир, предназначенных метать каменные большого диаметра ядра) продолжали еще использовать до первых лет XVI века. Рядом с орудием другие запасные кожухи и калибр со своей ручкой (С), чтобы соизмерять пороховой заряд.

Ядра этого последнего орудия сделаны из камня, тогда как ядра двойных орудий металлические. С помощью железного стержня, раскаленного в печи, поджигали порох, находящийся в кожухе.

Установка этих орудий в боевое положение, их заряжание, особенно когда необходимо было после каждого выстрела заменять кожухи, вспомогательные способы для зажигания огня, все это было слишком длительным процессом. В начале XV века крупнокалиберных орудий, используемых при осадах, было не так уж и много, их было слишком сложно перевозить и нельзя было быстро заряжать, чтобы иметь возможность произвести быстрый решительный удар для захвата крепости.

Чтобы удерживать на далеком расстоянии защитников бойниц, нужно было иметь много лучников и арбалетчиков, особенно лучников, которые, как мы уже видели, имели больше превосходства над арбалетчиками за счет быстроты стрельбы из лука. Каждый лучник был снабжен кожаным мешком, в котором находились две или три дюжины стрел. Во время сражения он оставлял свой мешок на земле открытым и держал под своей левой ногой несколько стрел, повернутых железным наконечником в левую сторону.

Он их чувствовал не видя и мог брать одну за другой, просто опуская руку и не теряя, таким образом, цель из виду (самое главное для стрелка). Хороший лучник мог выпускать десяток стрел за минуту.

Тогда как арбалетчик за тот же промежуток времени посылал лишь две арбалетные стрелы и вынужденный каждый раз использовать после каждого выстрела специальное приспособление, чтобы взвести свое оружие. При этом он не только терял много времени, но и упускал из виду передвижения противника. И поэтому был вынужден с уже взведенным арбалетом опять искать цель и прицеливаться.

Когда огнестрельная артиллерия хорошо развивалась и была достаточно многочисленна, чтобы обстреливать крепостные стены и проделывать бреши на расстоянии, оказалось, что прежняя оборонительная система сильно уступает боевым возможностям осады, и ее необходимо полностью менять. В башнях, в большинстве своем малого диаметра, покрытых кровлей слегка изогнутой формы, невозможно было размещать орудия.

Снося кровли и сооружая площадки (что очень часто делали в середине XV века), удавалось разместить на вершине только одно или два орудия, которые не причиняли большого ущерба осаждающим и которые навесной стрельбой могли наносить удары только в одну точку. Надо было без конца перемещать орудия, чтобы следить за маневрами атакующих, и очень часто их откат расшатывал каменную кладку так, что больше вредил защитникам, чем нападающим.

Если на куртинах, дозорные пути которых имели ширину не более двух метров, не могли расположить орудия, за куртинами внутри делали земляные насыпи вплоть до уровня дозорных путей, чтобы иметь возможность поднять орудия и установить их в боевое положение. Но из-за того, что куртины были высокими, стрельба могла быть только навесной и не производила большого эффекта.

Не отказываясь от размещения огнестрельной артиллерии на вершинах оборонительных сооружений, везде, где это было возможно, стали проделывать амбразуры и в нижних этажах башен на уровне вершины контрэскарпа рвов, чтобы иметь возможность настильного огня и посылать метательные снаряды рикошетом, вынуждая нападающего делать глубокие траншеи, чтобы подойти к крепости. Во времена правления Карла VII, в самом деле, многие нападения на замки и города были внезапными и удачными.

Привозили пушечные орудия и устанавливали открыто напротив оборонительных сооружений, и прежде, чем осажденный успевал разместить в боевое положение свои несколько бомбард и боевые повозки, которыми были вооружены башни, брешь была уже проделана, а город завоеван. Но не все башни были пригодны для оборонительной артиллерии. Многие имели внутренний диаметр, который не позволял установить пушечное орудие, да и орудия не могли быть внесены через обходные пути и винтовые лестницы.

И еще, после того как орудия производили два или три выстрела, в башне можно было задохнуться от дыма, который не находил себе выхода. Тогда решили начать с модификации конструкций самих башен.

Им стали придавать меньшую высоту и увеличивать диаметр, заставляя их как бы выдвигаться наружу. Отказываясь от прежней системы изолированного оборонительного сооружения, башни стали делать открытыми со стороны города, чтобы иметь возможность легко туда доставить орудие, стали проделывать отверстия по бокам под уровнем гребня рвов по всей их длине.

Оборонительные сооружения города Лангр представляют большой интерес для изучения с точки зрения изменений, внесенных в XV и XVI веках в оборонительные сооружения укрепленных городов. Лангр — это римский город. Часть города была добавлена в начале XVI века к прежнему поясу укреплений, в котором можно увидеть еще сохранившиеся ворота.