Post Type

Оценить статью

91 Архитектура XIII векаИтак, не по причине незнания или небрежности архитекторы XIII века плохо строили. Они плохо строили, поскольку их принуждала моральная необходимость, не допускающая никаких возражений, и доказательством тому служит бесчисленное множество церквей второго порядка, коллегиальных церквей, приходов, где нехватка средств породила здания со скудным декором.

Но мастерство творца в полной мере проявляется при использовании самых простых средств, грубого или некачественного материала.

И только потому, что многие из этих зданий, построенные с такой бережливостью, дошли до наших дней, перешагнув более чем через шесть веков, их упрекают в бедности и обличают их создателей!

Но если бы они разрушились, если бы сегодня сохранились только соборы Шартра, Реймса или Амьена, их создатели были бы более безупречны?

В нашем веке политическое и административное единство соединяет все средства страны и направляет их на достижение одной общей цели, в соответствии со временем.

И все же изо дня в день мы становимся свидетелями нехватки этих средств, когда речь заходит об удовлетворении великих замыслов, таких как железная дорога, например.

Но в XII веке страна, раздробленная феодальной системой, состоящая из провинций, бедных или богатых, одних — полных энергии и знаний, других — занятых сельским хозяйством и не развивающихся, не могла действовать сообща.

Необходимо было огромное усилие епископата, чтобы собрать средства, которые позволили бы возводить за пятьдесят лет соборы такого масштаба, на который до сих пор не могли рассчитывать, и такие роскошные, что превосходили бы все созданное прежде.

Так же, как в XI веке большое движение, ведомое религиозными учреждениями, повлияло на все религиозные постройки того времени — так в начале XIII века большие начинания епископов отражались на религиозных зданиях их епархий.

В XI веке монастырские церкви послужили образцом коллегиальным церквям, приходам и даже соборам.

В XIII веке пришла очередь соборов диктовать условия, и они стали навязывать расположение, свою систему строительства и декора коллегиальных церквей, приходских или монастырских.

Таким образом, цель епископата была достигнута, и его моральное влияние преобладало наряду с материальным влиянием сооружений, которые стали возводиться с огромным усердием и ценой огромных жертв.

Эти памятники архитектуры достойны уважения с точки зрения искусства, как величайшие из самых прекрасных творений человеческого гения, но также и потому, что они напоминают огромное усилие страны, направленное на объединение.

В самом деле, в конце XII века начинания епископата становились всенародными.

Но господское могущество аббатств уступало собору.

Светская знать, которая не без зависти наблюдала за все увеличивающимся благосостоянием монастырских учреждений, их огромным моральным влиянием, помогала епископам в их усилиях, которые они предпринимали, чтобы подчинить аббатства своей юрисдикции.

Городское население видело в соборе (не без основания) национальный памятник архитектуры, материальное воплощение единства власти, на которое были направлены все его стремления.

Аббатские церкви были особыми сооружениями, которые удовлетворяли лишь религиозное чувство народа, в то время как собор был собором в общем смысле этого слова — это было одновременно религиозное и гражданское сооружение, где проходили большие собрания — нечто похожее на священный форум, который становился гарантом политических свобод и местом молитв.

Наконец, это был прекрасный памятник архитектуры.

Поэтому неудивительно, что епископы смогли в это время политического и умственного раскрепощения собрать огромные средства, которые позволили им перестроить свои соборы во всех точках королевских владений.

За пределами королевских владений собор развивается гораздо медленнее, он долгое время, вплоть до конца XIII века, уступает в развитии аббатским церквям.

И лишь с помощью господства монархической власти в этих провинциях епископат возводит крупные религиозные сооружения по образцу северных зданий.

Такими являются соборы в Бордо, Лиможе, Клермон-Ферране, Нарбонне, Безье, Родезе, Манде, Байонне, в Каркассоне, и эти сооружения настоящие исключения, экзотические памятники архитектуры, не имеющие отношения к местным постройкам этих областей.

Юг Франции был во власти ереси альбигойцев в XII веке и частично в XIII, его религиозная архитектура оставалась в застое, тогда как на севере она стремительно развивалась.

Большинство церквей были разрушены во время гражданских войн, как результат борьбы еретиков с католиками, и поэтому сегодня, по причине мало сохранившихся примеров данных сооружений, трудно понять, какие этапы развития прошла эта архитектура.

Среди религиозных памятников архитектуры, предшествующих XII веку, мы можем найти планы, которые напоминают расположение сооружений Пуату.

Другие имеют самое прямое отношение к постройкам Оверни — например, большая церковь Сен-Сернен в Тулузе, часть соборов Оша и Сен-Папуль и соборы, принадлежащие графству Тулуза, — о них мы поговорим более детально.